ПОБЕДИТЕЛЬ КОНКУРСА «СУПЕРДОКТОР-2018» ПО МИНСКОЙ ОБЛАСТИ ЛЮДМИЛА СОСНОВСКАЯ: «К БЛИЖНЕМУ – КАК К САМОМУ СЕБЕ»

Когда пациент сказал доброе слово о враче, у него есть на это причины. Благодаря нашему сайту и вашим отзывам, дорогие друзья, о ваших спасителях и любимых докторах узнали во всей стране. В течение года мы планируем познакомить вас поближе с  лучшими докторами, а они, в свою очередь, поделятся с вами секретами своего профессионализма и озвучат проблемы, которые их волнуют.

Ведущая рубрики Наталия Волынец

Итак, приглашаем к знакомству.

ПОБЕДИТЕЛЬ КОНКУРСА «СУПЕРДОКТОР-2018» ПО МИНСКОЙ ОБЛАСТИ ЛЮДМИЛА СОСНОВСКАЯ: «К БЛИЖНЕМУ – КАК К САМОМУ СЕБЕ»

Пообщаться с Людмилой Григорьевной Сосновской, врачом анестезиологом-реаниматологом Несвижской центральной районной больницы Минской области поначалу долго не удавалось.

- Врач на операции, - отвечали мне её коллеги в ординаторской отделения.

- Я на дежурстве, не могу говорить, - сообщал её мобильный телефон.

- Я одна в отделении, - работы полно, - торопливо говорила мне она сама.

Но Людмила Григорьевна позвонила мне сама сразу же, как только нашлась вольная минутка. Так получилось, что наша беседа вышла за рамки обычного журналистского интервью,  и я вдруг поняла, за что так высоко оценили её пациенты, оставив столько благодарных отзывов на нашем сайте. Прежде всего за то, что она умеет выслушать и понять каждого. После полутора часов общения  мы распрощались как добрые друзья, давно знающие друг друга.

О конкурсе и о себе

- А вы знаете, что инициаторами положительных отзывов на сайте первоначально были не пациенты, а мои коллеги? Захожу однажды в ординаторскую своего отделения, а мои коллеги сообщают, что есть такой конкурс, и они решили выдвинуть на него меня. Уже потом под моей фамилией стали оставлять отзывы пациенты. Каждый день, открывая сайт, видела новые отзывы. Что не успевала мониторить сама, сообщали сын, невестка, внук, коллеги, знакомые.

Такая оценка, конечно, приятна, но к своей победе я отнеслась спокойно. Ведь уже без малого сорок лет в медицине, имею немало и, так сказать, официальных наград и поощрений, и благодарностей пациентов. Когда тебя узнают на улице, здороваются и благодарят, это гораздо больше стоит, чем все награды и поощрения.

Родилась я в соседнем с Несвижским Клецком районе, но с трех лет росла в деревне Высокая Липа Несвижского района. Здесь мой отец около 30 лет проработал председателем колхоза, а мама была его верной спутницей и хранительницей домашнего очага. Мои родители – умные, добрые, красивые во всех смыслах люди. Именно в семье, от родителей, усвоила я те жизненные правила, по которым живу всю жизнь, и они меня никогда не подводили. Нас, троих дочерей и сына, отец всегда приучал к своему жизненному принципу: «Относись к ближнему своему как к самому себе». Этим принципом руководствуюсь и в жизни, и в работе. И ни разу он меня не подвёл.

Мой путь ы медицину начался тогда, когда я училась в пятом классе. Уж и сама не знаю, почему я вдруг решила стать врачом. Тогда над моей детской мечтой все только посмеивались, не верили в её серьёзность.

Но уже в 10-м, выпускном классе, мечта определилась в цель, и я решила: буду не просто врачом, а самым лучшим врачом, самым нужным. Буду лечить детей. Поступила на педиатрический факультет Минского мединститута, закончила его и вернулась на родину. Три года отработала в своей Высокой Липе, потом в Несвиже – педиатром, заведующей отделением, заместителем главврача. В 33 года мне предложили переподготовку по специальности «детская анестезия и реаниматология». С тех пор  я и  работаю врачом в отделении анестезиологии и реанимации Несвижской больницы.

О работе

- Я никогда никуда не опаздываю  даже на одну минуту. Работа научила. Ведь для наших пациентов одна минута может стоить жизни.

- Идеальный пациент врача-реаниматолога - есть такой?

 - Как ни странно, но это люди со сниженным интеллектом. Они ничего не боятся, не зацикливаются на проблемах со здоровьем. Поэтому и поправляются быстрее.

- Свою первую операцию в качестве анестезиолога помните?

- Конечно, не забуду никогда. Это была аппендэктомия 12-летнему ребёнку. В медицине не новичок, а волновалась. Но всё прошло хорошо, удачно.

- Анестезиолог впервые видит своего пациента только на операционном столе?

- Нет, при плановых операциях за сутки  навещаем больных в отделениях. Первый вопрос «Согласны ли вы на анестезию?», потом выясняем, какие сопутствующие заболевания есть у пациента, другие особенности, которые помогают правильно подобрать анестезию. Ведь многие пациенты очень боятся не самой операции, а того, «как я перенесу наркоз». Здесь у каждого врача есть свои методы убеждения и общения с пациентами, и у меня в том числе. Такие маленькие секретики, чтоб и успокоить человека, и убедить, что всё будет хорошо.

- Вас не обижает, что в случае блестяще проведенной операции все лавры достаются оперирующему хирургу, об анестезиологах вспоминают реже?

- Ну, если о лаврах думать, то и работать не надо. Мы ведь знали, куда шли, мы просто делаем то, что должны.

- Какие виды анестезии доступны в районной больнице?

 - Все те же самые, что и в областной. Сейчас у нас и оборудование современное, и препараты. Главное – правильно подобрать сам анестетик и дозировку.

- А самой приходилось быть на операционном столе? Каково это – ощущать себя пациентом?

- Да, пришлось. В таком случае главное – вовремя выключить в себе врача и всецело довериться коллеге. Мне это удалось перед самой операцией, всё прошло хорошо, поэтому я благодарна своей коллеге-анестезиологу, которая участвовала в операции.

- Самый трудный случай в вашей работе припомнить можете?

- А они все трудные. У нас ведь как у сапёров – заступаешь на дежурство  и не знаешь, что приготовил грядущий день. Люди моей профессии всегда на границе между жизнью и  смертью. Поэтому наши отношения с пациентом не оканчиваются в тот момент, когда он ушёл из жизни. Часто с этого начинается анализ: а всё ли я сделал, чтобы спасти?

Я работаю в маленьком городе, поэтому для меня каждый пациент - это сосед, знакомый, односельчанин моих родных, родственник учителей моего сына. В маленьком городе мы все  знакомы друг с другом. И знаешь человека, кому несешь недобрую весть. Поэтому так сложно выйти к родственникам умершего и сообщить им скорбное известие. Верите ли, каждый раз готовимся к общению с родными умершего пациента, для каждого подбираем свои слова.  Правда, за всё время работы ни разу не было ни агрессии, ни непонимания от них. Иногда, когда пытаются обвинить врача в  недосмотре, даю понять, что надо бы посмотреть на себя – почему же на больного родные обратили внимание, когда он уже в реанимации, оказался на грани жизни и смерти. Может быть, стоило бы обеспокоиться его здоровьем заранее? Конечно, говорим это в деликатной форме – у людей ведь горе.

- Значит, знакомая по фильмам фраза «Мы сделали все, что могли» - далеко не единственные слова утешения?  Смотрите ли вы фильмы о врачах, читаете ли книги о работе реаниматологов? Ваше мнение, как они отражают профессию и людей в ней?

- Честно говоря, современные фильмы раздражают – уж больно много в них надуманного и не имеющего ничего общего с правдой. Из тех художественных книг о врачах, которые ценю и перечитываю до сих пор, могу отметить произведение Юрия Германа «Я отвечаю за всё». Прочитала его еще в юности и перечитываю сейчас.

За годы пациентов было много, но есть такие, которых не забудешь никогда – слишком много мы пережили вместе, вместе боролись за жизнь, и он  выжил. И это только со стороны кажется, что все врачи – циники. Поверьте, такие люди есть в любой профессии. Я же и мои коллеги – обычные люди и умеем сопереживать и горевать, просто научились не выставлять свои эмоции напоказ.

Поверьте, ни один рабочий день, ни одно дежурство не были у меня простыми и лёгкими. Иногда приходишь домой настолько выгоревшей, усталой, измотанной, что приходит в голову мысль: может быть, пора остановиться и себя поберечь, как-никак, почти сорок лет работы в медицине за спиной. Но утром встаю и снова «как пилот к родному самолету, молчаливый, собранный к полёту, трезвый и хмелеющий идёт, так и я иду в свою работу, в каждый свой рискованный полет».

Реаниматология – это та сфера, где один ничего не сделаешь. И чувство локтя, полное доверие к коллегам, возможность на них положиться – это то, что держит меня на работе. Коллектив у нас в отделении сложился хороший, надежный, квалифицированный. В трудные моменты никогда не сомневаешься в тех, кто рядом. Мы все – одна команда. Заведующий отделением Юрий Викентьевич Шульга, врачи Валентина Петровна Троян, Иосиф Вацлавович Платун, Артур Сергеевич Платун, Борис Николаевич Хорхорин, недавно интерн пришла Вика Романчук. На каждого из этих людей могу положиться как на саму себя. А потому, когда приходят мысли оставить работу, вспоминаю о своих коллегах, о своем коллективе. Как же я смогу без них?

О профессиональном выгорании, вере и семье

- Что помогает восстанавливать силы после трудных дежурств?

- В первую очередь, моя семья. Сын Дмитрий Сергеевич Сосновский – хирург Минской областной детской больницы, его жена Евгения Игоревна там же заведует отделением лучевой диагностики. Внук Константин Дмитриевич. Ему 14 лет. Когда ему было 5, посетил однажды рабочее место папы и мамы. Обратил внимание, что все их зовут по имени-отчеству. С той поры «уважать себя заставил». Так и зовём его теперь по имени-отчеству. И наша радость и гордость, всеобщая любимица 4-летняя внучка Мария Дмитриевна.

Когда смена выдалась тяжелая, если проблемы одолевают, и не могу переключиться с вопросов закончившегося рабочего дня, звоню им. Разговоры с родными людьми поддерживают, помогают придти в себя, восстанавливают душевное равновесие.

Очень ценю поддержку родных сестер и брата – общение с ними тоже помогает мне переключиться с рабочих проблем на домашние. По большим праздникам собираемся семьями в родительском доме в Высокой Липе – там особая аура, там всё напоминает о родителях, которые уже ушли из жизни, но в доме их вещи, их мысли, наши общие воспоминания.

В родной деревне у меня тепличка, большие цветники – труд на земле помогает переключиться с мыслей о работе.

Защищает от профессионального выгорания вера в Бога. Я человек верующий. Посещаю службы в церкви, езжу в паломничества, когда душа попросит. Вместе с сыном часто навещаем Свято-Духов монастырь в Вильнюсе, там у нас есть свой духовник.

Я благодарю всех, кто шел вместе со мной по жизни и был рядом в трудные моменты. Самое главное желание – чтоб никто не болел. А всем своим пациентам, адресовавшим мне добрые слова, желаю, чтобы мы с ними встречались только вне стен нашего отделения.