Врач анестезиолог-реаниматолог Несвижской центральной районной больницы Артур Сергеевич Платун: «Люди моей профессии – самые беззащитные в медицине»

 

Наталия ВОЛЫНЕЦ

 

После окончания Гродненского государственного медицинского университета шесть лет назад Артур Сергеевич приехал в родной город и стал работать анестезиологом-реаниматологом. Как признается сам врач, никакого особого случая, повлиявшего на выбор медицинской специальности, не произошло. Наверное, выбери он другую специальность, относился бы к работе так же ответственно и точно, как и теперь. Такой уж он человек, и об этом пишут его пациенты в отзывах на нашем сайте. Обращают внимание на профессионализм, позитивный настрой и чуткое отношение к пациентам.

И первое, и более близкое знакомство с выбранной профессией уже состоялось, и Артур Сергеевич признался, что ничего не хочет менять в своей профессиональной карьере.

 

- Артур Сергеевич, в начале нашей беседы вы назвали анестезиолога-реаниматолога самым незащищенным человеком в медицине. Почему?

 

- Потому что в наше отделение, как правило, больные поступают уже на грани жизни и смерти. И родственники ждут от нас, что мы, как добрые волшебники, спасем человека, вернем его к жизни. Удалось это сделать – значит, хорошо поработал врач, не получилось – реаниматолог виноват. И редко кто в такие минуты понимает, что причина вовсе не в  желании или нежелании врача. Обижаются, когда говоришь, что в смерти родного человека нередко виноват он сам – его образ жизни, вредные привычки, небрежное отношение к своему здоровью.

 

- И самая насущная проблема, на мой взгляд, - это алкогольная. Совсем недавно в интернете появились сообщения о смертельном отравлении стеклоочистителем в Лиде и Ивье. И такие сообщения появляются довольно часто. Как считаете, актуальность вопроса возрастает? И какие вы видите пути решения этой проблемы?

 

- На самом деле статистика случаев попадания в реанимацию в Несвиже с острым алкогольным отравлением остается неизменной на протяжении всех тех шести лет, что я работаю. Но это только вершина айсберга. Ведь пристрастие к спиртному – это не только делирий, абстинентный синдром, алкогольное отравление. Это и деструктивные панкреатиты, циррозы печени, алкогольная миокардиопатия, острые сердечно-сосудистые заболевания, вызванные злоупотреблением спиртным. Если учитывать все эти состояния, то алкоголь приводит в реанимацию около 40 процентов наших пациентов. Представляете, сколько средств тратится на  лечение этих людей? А если еще добавить к этому горе людей, которые пострадали от действий пьяного водителя, страдания родных, вынужденных жить с пьянствующим дебоширом – улавливаете масштаб проблемы? Тем более, что проблема-то молодеет. Сейчас уже и 20-летние попадают к нам в отделение с острыми состояниями, вызванными пристрастием к крепленым напиткам.

 

Очевидно, что проблему надо решать, и не только медицинскими, но и социальными методами. Предложение, что такие пациенты должны оплачивать медицинскую помощь и лечение собственными средствами, хоть и актуально, но  редко выполнимо – по причине того, что  люди, страдающие алкогольной зависимостью, редко имеют стабильный доход и в состоянии что-то оплатить. Тогда, может быть, стоит применить к ним те меры, которые применяются по указу Президента Республики Беларусь к нерадивым  родителям. Возможно, принудительный труд станет для таких людей не только источником  дохода, но и тем временем, когда они, будучи трезвыми, смогут осознать всю глубину пропасти, а которую катятся?